logo

Елена Мозжарова

Я свято верю небесам –
Сказали: ты – богов избранница,
Тебе удел отмерян на весах –
Получишь в жизни все,
С чем можешь справиться.
Протопчешь сто дорог,
Но… упаси тебя на небо зариться,
И тем, кто одинок,
Ты руку протяни свою, красавица,
Просящему подай
И улыбнись случайному прохожему,
И цену жизни знай,
И не толкай врага на путь нехоженый.

Когда сыро и холодно —
на асфальте последние листья.
Я иду, и мне в голову
лезут озябшие мысли:
«Почему удивляемся –
сами ж ложью любовь убиваем…
Мы грешим и не каемся,
и в страданьях покоя не знаем.
Почему мы не крестимся,
павши ниц перед сенью Распятия,
и на что мы надеемся,
друг на друга взывая проклятия?»
Смерть приходит негаданно,
унося с собой страшные мысли,
пахнут запахом ладана
на асфальте осенние листья…
(1998)

Мне нужно немного тепла,
чтоб высохли крылья от слез,
чтоб снова могла я летать,
парить в небесах, среди звезд.
Чтоб ангелом стать и молить
за тех, кто меня проклинал.
Чтоб грешную землю любить
и мир, что покой потерял.
(1999)

Ни к чему вся эта мишура,
ведь меня совсем не любишь ты.
Ни к чему они, теней игра,
звон бокалов, полумрак, цветы.
Я давно устала быть такой –
продавать за деньги плоть и кровь,
вытру слезы липкою рукой,
на колени тебе сяду вновь,
и продлится этот маскарад,
не сниму я маску до утра,
завтра выпью я без страха яд,
и исчезнет жизни мишура.
И никто не вспомнит, даже ты –
для тебя была всего игрушкой…
На полу увядшие цветы
и остатки пепла на подушке.
(1999)

Я задыхаюсь не только от пыли,
от серой грязи немых городов –
от одиночества душ и от гнили,
сковавших разум цепями оков.
Мне слишком трудно в огромной Вселенной
искать одной среди звезд Млечный путь.
И только память о прошлом нетленна,
и этой ночью опять не уснуть.
(2000)

Посвящается погибшим в войне
На Балканском полуострове.
Город в закатном огне, лужи, а в них –
ворох листьев;
голос кричащий во мгле,
страх, нарастающий с высью;
тень, что раздавит вот — вот то,
что для осени мило;
в небо взлетел самолет –
кровь в наших жилах застыла.
Что же нас манит вперед?
Блики невидимой цели?
Сон прерывает полет…
Вижу – уже долетели
бомбы, смертельно разя,
город пылает и плачет…
Сквозь серый дым вижу я:
руки ко мне тянет мальчик.
В танце бездушных теней
небо пропитано пылью…
Мне не понятно теперь –
Было все сном или былью.
(1999)

Как больно, когда умирают цветы
и тенью ложатся на серые плиты.
Как страшно, когда разрушают мечты,
и души страданьем и болью изрыты.
Как грустно, когда расстаются любя,
и больше не верят в слова и объятья.
Так пусто одной на земле без тебя,
и хочется плакать под сенью Распятья.
(2001)

Каждый несет свой крест –
маленький или большой,
снова одна – как перст,
с раненою душой.
Холодно от любви
бедной моей душе,
жизни огонь горит,
жаль, что не греет уже.
(2001)

Не знала раньше я,
как вместе с горем трудно жить –
его прощать нельзя,
лишь можно с кем — то поделить.
Не стоит боль топить
в бокале красного вина,
жизнь надо дальше жить,
ведь смерть – высокая цена.
(2000)

Судьбы мира вершить – много чести не надо,
только меч и венец над седой головой,
и не многим из них достается награда,
остальным – лишь позор или вечный покой.
А кому то еще лжи нелегкое бремя
и холодных распятий не смытая кровь,
кто был прав, а кто – нет, это выяснит время,
но останется вечной на свете любовь.
(2001)

Молчат здесь курганы и слушают,
о чем – то все шепчет ковыль,
здесь – тени, забытые душами,
и горечью пахнет полынь,
гуляют бездомные ветры,
огонь заставляя гореть,
а мы – не разумные дети –
спешим, чтоб куда – то успеть,
лишь здесь нам хватает мгновения,
чтоб истину света понять,
забыть суету и сомнения,
и мир в свои души принять.
(2001)

Я заблудилась где–то в тайне мирозданья,
и оказалась в мрачной бездне бытия,
и чья–то память поселилася в сознаньи,
и чья–то боль, и чья–то тень, а где же я?
(2001)

Я позволила тебе убить себя,
о пощаде в смертный час молить не стала.
В эту ночь я перестала жить любя –
сердце бедное мое стучать устало.
Я бродила где – то мертвая, без сна,
и по душу злые демоны спустились,
но не в силах были сжечь ее до тла –
чьи – то крылья надо мною распустились.
(2001)

Моя последняя надежда,
не покидай меня, прошу.
Душа замерзла под одеждой,
в обличье ангельском грешу.
И ты, осенняя усталость,
позволь мне сделать верный шаг,
так мало времени осталось –
для белых крыльев сделать взмах.
(2001)

Вы слышите как ангелы поют?
Нет, вы не слышите,
вам не понять печали…
Вы знаете, как люди счастья ждут?
Нет, вы не одни рассвет встречали…
Вы помните из детских сказок чудеса,
дремучий лес и скатерть самобранку?
Нет, вы забыли к небу устремить глаза
и за мечтой умчаться спозаранку.
(2001)

Капельки дождя стекают робко
по лицу, по проводам, по крышам…
Я кричу – зову кого–то громко,
но, увы, меня никто не слышит,
на глазах у всех… Как тень мелькаю,
не имея ни огня, ни тела –
лишь душа, которую не знают,
и любовь, которая истлела.
(2004)

В себе я ненавижу имя,
в тебе я ненавижу плоть,
у мира – список слишком длинный,
но всем судья один – Господь,
видны Ему дела земные,
и страсти наши, и грехи,
все мысли – добрые и злые,
и слезы, и мои стихи,
за мести тайное желанье,
за эту ненависть мою,
за глупость и непонимание
я о прощении молю.
(2002)

«Молитва»
О, Господи, храни мою любовь,
И веру, и последнюю надежду.
Я ангелом была, но стынет кровь
И капает слезою на одежды.
Стрела сомнений ранила любовь,
И некому излить бальзам на раны.
О, Господи, молю я вновь и вновь –
Спаси ее – мне больше нет награды.
О, Господи, не оставляй меня,
Дай мудрости, дай веры для спасенья
Моей любви и моего огня.
Я у Тебя за все молю прощенья.
(2003)

Я строю свои замки из песка,
но налетает ветер ураганный,
вздымает бурю, волны океана
и размывает все, что строила рука…
А кто – то город каменный воздвиг
и высек статуэтки из гранита,
и думает, что этим он велик,
что он оставил след свой на века…
Но то, что неподвластно океану,
то разрушает времени река.
(2004)

Иду за миражами вслед,
пустынею пытаюсь стать,
а за душой кружится снег,
огню, пылать не перестать.
Не скрыть за маской чистоту,
не иссушить родник до дна
вновь погружаясь в пустоту,
где только тьма и грязь одна.
(2004)

Новые звезды зажглись,
новые лица и новые тени…
Старые образы катятся вниз
и не осталось надежд и сомнений.
Завтра, я знаю, наступит рассвет,
и повторится движение снова.
Небо и звезды – вечный букет,
вечный закон и всей жизни основа.
(2004)

В своей душе – темнице,
любовь я заточила,
теперь она томится,
и нет в ней больше силы,
чтоб над землей
пролиться — как свет,
сквозь тьму проникнуть.
Любовь, она – как птица,
ей суждено погибнуть.
(2004)

Как очень тонкое стекло,
та грань души, что разделяет,
безумие мое и зло
от разума, что побеждает.
И как струна душа дрожит,
от правды, что не замечают…
Все на поверхности лежит,
все видят, но не понимают.
(2004)

Ты закрыла свое сердце навсегда,
и туда уж не проникнут злые вьюги,
ни сыпучие пески, ни холода,
ни слова обиды – колкие подруги.
Ты сомкнула свои губы навсегда,
и уже их не опалит страсти пламень,
и уходят чьи – то муки в никуда,
и душа твоя остывшая – как камень.
Ты покрыла свое тело пеленой,
но разрубит ангел смертные одежды,
пронесет огонь любви над головой
и зажжет в конце тоннеля — свет надежды.
(2004)

Что ж, радуйтесь!
Недолго уж осталось
вам мои беды,
мои слезы созерцать,
и слабых обижать,
и унижать,
и зло творить,
не ведая усталость.
Падет на нищих духом
Божья благодать!
Что ж, веселитесь!
Этот пир не вечен,
и рухнут своды
ветхого дворца,
и погребут в цепях
грехах беспечных,
а ищущие свет,
узрят Творца.
Покайтесь, люди!
Этот мир проходит…
Что будет –
то не ведает земля.
И что за участь
завтра ждет меня?
Лишь только вера
нас на путь выводит.
(2004)

Армения, мечта моя!
Живу тобою вновь,
Ты рана старая моя
И новая любовь,
И песни звонкие твои
Как пение райских птиц,
И образ Твой как светлый лик.
Среди теней и лиц.
(????)

Все песни Армении мне подари,
И горы, и сказки о вечной любви,
Все ночи, и даже холодные дни,
Но только из сердца любовь не гони,
Не знаю, чем дышишь,
И где ты живешь,
Не помню, не чувствую горькую ложь.
Лишь в сердце прошу, для меня сохрани,
Все ночи и наши холодные дни.
(2002)

Тает день, пронзает ночь
Звездами своими осень.
Думать – лень, все мысли прочь…
На часах застыло восемь.
Холод рук, безумие фраз
И кусочки льда на сердце.
Кто – мой друг, а кто – мой враг,
Не понять, и не согреться.
Чашка чая, горький дым,
На губах дрожит улыбка,
И в дверях рассвет застыл
Как нелепая ошибка…
(2004)

Ты ходишь и грустишь,
Грустишь и ходишь…
И смотришь на часы,
И взгляд отводишь.
Ты смотришь в пустоту
И видишь души –
Они совсем одни,
Им кто-то нужен.
И ты одна, как тень
средь душ мелькаешь,
И с верой новый день
Зачем встречаешь?
Час нем, душа твоя
полна надежды?
Вокруг одни слепцы,
Одни невежды.
(2004)

Презрели добродетель,
За красоту распяли…
Кто за грехи в ответе,
За боль и за печали?
Отвергли как проказу,
Впустили в сердце стужу,
Не выслушав ни разу,
Мою больную душу.
(2004)

Мне нечего сказать…
Смотри, ведь я стою перед тобой.
Открой глаза и наготу мою
Душой своей прикрой.
Кто ищет, тот найдет и без
Убранства неземную красоту,
Любовь мою поймет
И этих слов таких неясных простоту.
(2004)

Стою я на распутье всех дорог,
И воля Господа на всё святая,
Где мой удел?
Где мой родной порог?
И где судьба моя счастливая?
Не знаю, но свято верю, что
Смогу найти тот верный путь
И не умру без покаянья.
Как трудно по земле одной идти
И отбывать за зло чужое наказанье.
(2004)

Пара фраз, нежность рук и
безумие взглядов — и любовь,
как известно творит чудеса.
С этим сердцем, до боли
отравленным ядом, где осталась
нетронутой, чистой душа.
С этой птицей, что крылья
сложила в полете, но подхвачена
ветром, омыта дождем долетит
до гнезда, где давно ее ждете,
где веселою песней наполнится дом.
(2004)

Могу я до небес тебя превознести,
И с той же легкостью опять на землю бросить,
У ног твоих все царства мира вознести,
И пеплом покаяния усыпать проседь.
Ведь имя мне земное есть – Любовь,
И крылья я дарю и отбираю их у тех,
Кого течет по жилам кровь,
Я растворяюсь, но не умираю.
(2004)

На колени!
На колени, псы презренные!
На колени! Это – вам я говорю.
Похоть ваша будет предана забвению,
Плоти вашей я уже не пощажу.
Пресмыкайтесь!
Испытайте унижение за надменность,
За презрение к любви.
Не осталось к вам ни капли сожаления,
Души ваши на позор обречены.
Умоляйте! Умоляйте о прощении,
Искупите свои тяжкие грехи.
Пусть в сердца проникнет лучик озарения,
И наполнит души капля доброты.
(2004)

Я славы не ищу
и мне богатство чуждо,
я лишь хочу построить мир
из доброты, из нежности,
твоей любви и красоты,
где будет так светло,
просторно и уютно.
И я хочу увидеть
свет в твоих глазах,
а в нем души своей
земное отраженье,
отбросить прочь свои
страданья и сомненья,
и ощутить вкус этой
жизни на губах.
(2005)

Все карты на столе, они раскрыты…
Теперь решать тебе исход игры.
Все мысли о судьбе, как яд испитый.
Какую участь выбираешь ты?
Стать победителем иль побежденным,
Или уйти ни с чем, оставив бой?
Все карты на столе… Взор изможденный…
И на кону опять любовь и боль.
(2005)

Я так слаба, о Господи, прости!
И волю не могу судьбы нарушить,
И мир, душой построенный разрушить…
О, дай мне сил мой верный путь найти.
Я так слаба, болит душа во мне…
О, дай мне сил простить,
Любви поверить, забыть печали,
Распахнуть все двери своей души,
Мятущейся во мгле.
(2005)

Прими свой путь таким, каков он есть…
Прими себя и будь любим надеждой,
И ближних не забудь, неся свой крест,
Шагая по земле святой и грешной.
Люби себя, но с духом будь един –
Душа и плоть не вечно неделимы,
И за грехи у всех исход — один…
Пути Господни неисповедимы.
(2005)

Чаша сия никого не минет –
Солнце померкнет, и звезды зажгутся,
Дни, словно капли на землю прольются,
Жизнь, словно дождь мимолетный пройдет.
Каждый дорогой тернистой идет…
В тлен, обращаясь, чтоб вновь возродиться,
Падая вниз, чтоб опять возгордиться…
Истину жизни не каждый поймет.
(2005)

Стезю какую изберешь во дни тревог?
Ты имя Господа благословишь или отвергнешь,
И идолов земных своих возвысишь иль низвергнешь?
Какую выберешь из двух дорог?
(2005)

Ты дал мне душу, чтобы болью испытать,
И тело бренное – познать томленье плоти,
И руки нежные привыкшие к работе,
И разум, чтобы сердцем управлять.
Ты дал мне солнце, чтобы путь мой озарить,
И капельки дождя, и свет надежды,
И крылья ангела, и белые одежды,
И сердце верное, чтоб преданно любить..
Но как, скажи, мне с этим грузом жить?
О, дай мне мудрости и сил расправить плечи,
И друга верного, чтоб ноша стала легче,
Чтобы «таланты» эти в землю не зарыть.
(2005)

Как тяжко бремя красоты,
Как чаша, полная отравы,
И скользкие ступени славы,
И зависти горьки плоды.
Как участь велика Богов
И миг тщеславия ничтожен,
И мир, что силой уничтожен,
Как прах под тяжестью веков.
Как сила духа, велика,
И новой жизни возрожденье,
Любовь – вселенной воплощенье
И жизни вечная река.
(2005)

Жизнь возвратилась на круги своя –
Рухнула башня мечты Вавилонская,
Душу тревожит труба Иерехонская,
В сердце порвалась стальная струна.
Дрогнули жилы, и мышцы ослаблены…
Бренное тело на землю повержено…
Мысли отравою сладкой разбавлены…
Смотрит с усмешкой небо безбрежное.
(2005)

В агонии бьется душа, словно птица,
И вырваться хочет из клетки железной,
Умчаться подальше от жизни помпезной,
В края, где свобода, где стерты границы.
Где тяготы жизни пустой
Не коснутся железной рукой,
И за горло не схватят,
Где света лучи в лабиринте
Прольются на бренное тело и белое платье.
Где ветер раскроет все двери и окна,
И боль своим жалом колоть перестанет,
Где сердце услышит, что музыка смолкла,
Но песня любви в нем звучать не устанет.
(2005)

Се участь жен прелюбодейных –
Напрасно дни свои прожить
И страстью души отравить,
Смотря в глаза с благоговеньем…
Се участь жен благопристойных –
Унылый быт и суета, уют,
А в душах — пустота…
А та, что похвалы достойна,
Кем пылкий разум покорен,
И взор молящий обращен,
Кто есть она? – Души царица,
Парящая без крыльев птица,
В ком дух земной порабощен…
(2005)

Боль, мечты надевши маску и прийдя на праздник жизни,
Заведя с душою пляску, в маскараде закружились:
Гордость сделалась смиреньем, Правда – в облике лукавства,
А Судьба, так лицемерна, спряталась за ширмой счастья,
Стыд проник в овечьей шкуре, Страх под маской волка бродит…
Жаль, что нет душе подруги в этом шумном хороводе.
(2005)

Блуждаю среди истин
и ценности различной мерой измеряю.
Меняю маски, лица,
теряю время, опыт жизни обретая.
И поменяв на разум красоту,
ума безумие и мудрость различая,
Теряю веру в чуда простоту,
Душой на Божье провиденье уповая.
(2005)

Как выбрать зерна из плевел,
Когда так схожи меж собою,
И разделить чужой удел,
Не обагривши души болью?
Какую сторону принять
Среди воюющих племен?
Какую правду рассказать,
Чтоб правым быть среди времен?
Какою дружбой дорожить
И руку слабому подать
Иль в силу сильного поверить?
Какою жизнь свою прожить,
Чтоб твердость веры испытать
И правду временем проверить?
(2005)

Быть можно лишь скалою в океане,
Или песчинкой у подножия горы –
Одним согреты солнцем, омытые морями,
И восхищенье вызывать толпы
Или попранными ногами быть.
А можно быть дождя холодной каплей
И жажду утолять, и разрушенье приносить…
А можно словом быть, кому-то непонятным,
И душу врачевать или убить…
(2005)

Какую память ты оставил о себе?
Что сотворил в свой краткий век многострадальный?
Испортил красоту души своей кристальной
Или посеял семя счастья на земле
Или взрастил среди колосьев зла плевелы,
Развеял споры лжи среди людских сердец,
Или дары любви земной своей несмелой
Раздал просящим, словно любящий отец?
(2006)
 

© 2010 — 2017, kharlamov.net. Все права защищены.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.