logo

«Tulburătoarea fotografie rusă» Photomagazine (Румыния)

«Tulburătoarea fotografie rusă»

 

P.M.: Где и когда Вы родились, где проходило Ваше детство?

С.Х.: В 1971 году в городе Донецк на Украине.
Все мое детство прошло в Донецке, где я впитывал в себя дух «индустриальной романтики» Донбасса – главного индустриального региона Украины.

 

P.M.: Где Вы учились?

С.Х.: После окончания средней школы и обучения рисованию в художественной школе, поступил в Донецкое художественное училище.

 

P.M.: Когда Вы впервые стали фотографировать? С чего Вы начинали?

С.Х.: Первый раз взял в руки фотоаппарат в десять лет – мне было интересно познать таинственный процесс съемки и печати фотоизображения. Но это было лишь увлечение – меня больше привлекало изобразительное искусство.

 

P.M.: Какие-нибудь видения из детства переданы в Ваших работах?

С.Х.: Я иногда считаю, что именно того чистого, незамутненного взрослыми проблемами, детского ощущения мира, часто не хватает мне сейчас. В детстве я был мечтателем, а сейчас стал философом. Возможно это одно и то же…

 

P.M.: У Вас весьма уникальное прошлое, Вы проходили через многие приключения и ремесла.. Расскажите мне больше об этом. Как это помогло Вам в Вашем становлении?

С.Х.: Вся наша жизнь – одно большое приключение… Каждый новый день приносит интересные открытия. И ремесла, которыми мне приходилось заниматься в жизни, часть таких открытий. С каждым новым ремеслом, мне казалось, что жизнь именно в этот момент имеет самую большую значимость… Так было и со скульптурой, и с ювелирным искусством, и с отливанием бронзы, и с освоением керамики. Ну а такое ремесло, как гравировка по камню, осталось со мной на всю жизнь.
Я считаю, что все, чем бы человек ни занимался в жизни – обязательно повлияет на его развитие как личности. Безусловно, все те ремесла, которыми приходилось заниматься мне, дали как художнику такие качества, как: упорство в достижении конечного результата, необходимость «оттачивать каждый штрих» доводя его до совершенства, ведь эти качества, есть главное составляющее любого ремесла! Сейчас, в сочетании с творчеством, они стали фундаментом моего искусства!

 

P.M.: Расскажите, как Вы начинали заниматься творческой фотографией?

С.Х.: В моей жизни как-то наступил момент, когда волею судьбы, я больше 10 лет не занимался творчеством. Были тяжелые времена для страны после распада Советского Союза…

Приходилось много работать, чтобы как-то выжить… Я стал ощущать болезненное чувство недостатка чего-то такого, что могло мне дать гармонию в жизни… Никакие материальные блага были не в состоянии заполнить нарастающую пустоту. Так как времени заниматься творчеством все еще не было, я купил себе фотоаппарат. Увлекшись фотографией серьезно, я осознал — моя жизнь без творчества немыслима.

Воспрянув духом, в моей судьбе наступал переломный момент! Хоть я себя и не считаю фотографом – именно фотография вдохнула в меня недостающую гармонию.

 

P.M.: Когда Вы начали участвовать в выставках?

С.Х.: Я много трудился над своим совершенствованием, проходя этап за этапом. Через четыре года, накопив достаточно материала – организовал свою первую персональную выставку в Киеве. Она имела успех, я нашел много единомышленников, с которыми общаюсь по сей день! Так же я с удовольствием участвую в виртуальных выставках в Интернете. Фактически в Интернете проходит премьера моих новых работ, мне это нравится, так как сразу видна реакция зрителей.

 

P.M.: Как Вы можете описать свое художественное развитие?

С.Х.: Думаю, мое художественное развитие началось еще в утробе матери. Безусловно, детские сказочные фантазии имели для этого решающее значение. Еще, у меня есть старший брат, он в детстве рисовал и я, видимо, чтобы не отставать от него, повторял все, что рождалось у него на бумаге. Потом была художественная школа, училище…

 

P.M.: Это было просто, линейно?

С.Х.: С детством ушла и простота.:)

А линейно в творчестве не бывает вообще! Все происходит на грани глубоких переоценок, эмоциональных всплесков и угасаний. Лично у меня, все творчество импульсивное.

Единственное, стараюсь не допускать депрессий в душе, всегда говорю себе – ты сможешь!!!

 

P.M.: Вы сразу обнаружили свой стиль?

С.Х.: Вопрос о собственном стиле у меня никогда не вставал… Я из тех художников, кого больше волнуют темы в его творчестве, а стиль, возможно, вырисовывался уже как следствие.

 

P.M.: Что является стилем?

С.Х.: Совокупность идеи, техники…

 

P.M.: Как бы Вы определили свой стиль?

С.Х.: Стиль у художника определяют критики… Я никогда не задумывался над этим, более того, считаю что художник обрекший себя на подчинение определенному стилю – лишен развития. Пусть это мое субъективное мнение – но в искусстве, помимо творческой реализации, должна присутствовать «конкуренция» в самом себе… Другими словами – поиск новых форм реализации идей, новаторский дух. А стиль у автора, может просматриваться и в идейной подложке большинства его работ.

 

P.M.: Вы имеете личное видение в фотографии? Опишите это.

С.Х.: Сейчас сложно, а может и невозможно создать нечто совершенно свое в искусстве. Обязательно найдется кто-то, кто скажет что «такое уже было»… Единственное, что хочу сказать – внутри себя, я живу в конкуренции двух составляющих – себя вчерашнего, с собой сегодняшним..:) Идейность в моем творчестве не изменилась, я и раньше, и сейчас выступаю против зла, насилия, всего «темного» на земле. Возможно, в этом и выражается мое личное видение в фотоискусстве…

 

P.M.: Каково происхождение Ваших работ? (внутренние видения, путешествия в свои мысли, душу и т.д.)

С.Х.: Совершенно нет чего-то определенного. Это могут быть впечатления от происходящего вокруг, от определенных событий, от музыки и даже от знаменательного сна! Думаю, главное «спрятано» глубоко в подсознании и связано исключительно с моими собственными мироощущениями.

 

P.M.: Действительно ли творческий потенциал для Вас более важен чем образование?

С.Х.: Творческий потенциал – однозначно! Образование – необходимый этап в становлении художника, но только на уровне технологическом, общеобразовательном. Истинное же творчество может «дремать» в самых дальних уголках нашей души и проснуться вместе с созревшей личностью, духовностью, способностью оценить красоту. Художник созревает тогда, когда в его душе возникает потребность выразить свои мысли, отношение к жизни, когда ему есть о чем поведать другим!

 

P.M.: В Средневековье, ученые полагали, что творчество является «Божественным вдохновением». В 19-ом столетии, они полагали, что это познавательный процесс…

Что Вы думаете?

С.Х.: Я думаю, ученые во времена Средневековья были ближе к истине…

 

P.M.: Чтобы быть творческим, что для этого нужно и какие средства используете Вы?

С.Х.: Для себя в творчестве приемлю только искренность. Если душа требует откровения с другими людьми – значит на то воля Неба, нельзя себя обманывать…Только при таком единодушии, художник способен раскрыть силу своего таланта и найти гармонию в творчестве и своей душе. Все остальное – работа на публику, требующую зрелищ и как правило, ничего общего с творчеством не имеющая. К сожалению, никто от этого не застрахован, в том числе и я…

 

P.M.: Ваши фотографии похожи на картины. Почему?

С.Х.: Потому, что я художник! Мне очень важно, чтобы было художественно!

 

P.M.: Какие живописные средства используете Вы?

С.Х.: Я работаю в Photoshop 7.0, использую все доступные инструменты, фильтрами не пользуюсь, предпочитая все создавать сам. Фотосъемку провожу под конкретную идею и готовые эскизы. Дальше идет кропотливая работа в Photoshop. Пожалуй, творчество заканчивается в тот момент, когда я рисую последний эскиз, фиксируя идею на бумаге…
Момент с начала формирования идеи и до оформления ее на бумаге – может состоять из одного – двух дней, а окончательная работа в компьютере, часто длится несколько месяцев…

 

P.M.: Какими живописцами Вы восхищаетесь?

С.Х.: Кумиров среди художников у меня нет, каждый по своему уникален. В зависимости от настроения, могу смотреть и наслаждаться совершенно разным искусством. С одной стороны, это могут быть художники, поднимающие остро-социальные темы, с другой – лирики, со своими очаровывающими пейзажами и портретами. А если рассматривать судьбу каждого в отдельности, сколько драматизма, экспрессии можно найти в их душах, так или иначе выплеснувшихся в творчестве…

Как и в музыке, в изобразительном искусстве предпочтений нет, нравится все искреннее.

 

P.M.: Ваши фотографии для Вас – своего рода живопись?

С.Х.: Да, я считаю свои работы живописью!

Вообще, для меня нет разграничения между живописью, фотоартом, графикой или компьютерной живописью – для меня есть понятие самореализация и творчество. Ведь можно создать мастерскую живопись маслом и совершенно ничего не выражающую…А можно одним кадром показать патриотизм поколения, бьющегося с беззаконием власть имущих и «росчерком» компьютерной мыши установить знамя победы над полчищами «тьмы», заставив людей по иному взглянуть на смысл жизни … А передать Великую силу Любви, ее красоту!? В этом сила искусства!

А когда некоторые художники начинают рассуждать о якобы приоритетных жанрах в искусстве – они глубоко заблуждаются!

Это мое мнение.

 

P.M.: Расскажите мне о секретах Вашей фотографии. Почему Вы пытаетесь преобразовать действительность?

С.Х.: Сложно ответить на Ваш вопрос… Вероятно ищу свою гармонию, понятную только мне одному.

 

P.M.: Какова действительность для Вас?

С.Х.: Какая для меня действительность… Честно? …Жестокая.

За все время существования жизни на Земле, ее бесценные обитатели изощряются друг перед другом в жестокости, каждый раз находя оправдания своим деяниям и называя их «регулированием естественного равновесия»…

Конечно же есть много и светлого вокруг – жизнь сама по себе прекрасна!

Своими трудностями она закаляет, придает мудрости людям, только вот зависит все от каждого в отдельности.

Каждый, приходя на эту Землю, имеет равные шансы, а вот уходит – кто с чем…

 

P.M.: Сказочные образы очень важны для Вас..

С.Х.: Наверно да..!

 

P.M.: Вы черпаете вдохновение из Ваших мечтаний, видений?

С.Х.: Конечно! Вдохновение – это самое бесценное, что есть в моем творчестве и пожалуй единственное, что не зависит от моего желания или планирования.

Вдохновение я могу черпать и из разных событий происходящих вокруг меня, иногда и из самых коварных… Всегда хочется выразить свое мнение, особенно когда твою душу переполняют эмоции. Какое ни будь событие, очень просто может трансформироваться в очередную работу, причем мне интереснее представить не столько само событие, сколько человеческие моральные качества, сопровождающие данное событие или ставшие его причиной…

 

P.M.: Какие фотографии Вы предпочитаете – черно-белые или цветные?

С.Х.: Мне интереснее выражать свои мысли в цвете…

 

P.M.: Какие Ваши любимые темы?

С.Х.: Жизнь, люди и их непростые взаимоотношения.

 

P.M.: Каково человеческое тело для Вас?

С.Х.: Так как мне суждено было родиться на этой планете, ничего более совершенного не знаю.

 

P.M.: Что для себя Вы находите в нем?

С.Х.: Почти гармонию…

 

P.M.: Почему Вы изменяете его?

С.Х.: Не знаю, это не поддается объяснению.

 

P.M.: Как Вы выбираете свои модели?

С.Х.: Мне всегда везло с моделями. Для меня важна не красота модели, а нечто такое, что заставит меня «вспыхнуть». Поэтому никогда не обращаюсь в модельные агентства, а стараюсь работать с непрофессионалами. Я же не Fashion – фотограф.

 

P.M.: Опишите процесс, который рождает Ваши работы.

С.Х.: Мои работы являются не фотографиями в чистом виде. Фотографию я использую как необходимый «строительный материал» для реализации своих идей. Основная работа происходит на бумаге в качестве эскизов и в компьютере, используя Photoshop.

В начале я создаю эскизы, выбрав лучший, переношу его в компьютер. Затем провожу съемку и отсканированные фотографии использую под свой эскиз, создавая конечное изображение.

 

P.M.: Что означает для Вас – использование цифровых методов?

С.Х.: Сейчас, все что связано с постобработкой фотографий в компьютере и печатью в цифровом минилабе, принято называть цифровыми методами. Хотя в случае со мной, это несколько некорректное определение, так как я снимаю исключительно на пленку и не могу пока принять качество цифровых фотоаппаратов…

В то же время, цифровая печать сегодня не на много отличается от аналоговой, здесь решающую роль играет качество скана или электронного файла. А напечатать фотографии со слайда, практически невозможно без цифрового минилаба. Аналоговая печать существует, но это непомерно дорого и далеко не везде возможно.

 

P.M.: Что означает для Вас – современные методы?

С.Х.: Современные методы для меня – это все что связано с компьютером. Компьютер мне как художнику, заменил и мольберт, и холст, и краски…

 

P.M.: Какую камеру Вы используете?

С.Х.: Я использую средний и широкий формат (6х6cm., 4x5inch), так как считаю, что только они дают наивысшее качество изображения.
Мои камеры: KIEV-60TTL (6х6cm); FATIF (4x5inch)

 

P.M.: Какие объективы?

С.Х.: Объективы использую в зависимости от задачи, но чаще предпочтение отдаю легкому широкоугольнику.

 

P.M.: Какие компьютерные программы?

С.Х.: Photoshop 7.0, в других программах не работаю, не изучал.

 

P.M.: Каков российский компонент в Ваших фотографиях?

С.Х.: Не знаю… Русский компонент в моей душе, а значит и в работах.

 

P.M.: Много российских фотографов имеют апокалиптическое видение. Вы думаете, это своего рода реакция на коммунистический период?

С.Х.: Советское прошлое для моего народа – это целая эпоха Великих свершений и поступков, одержимых верой в «Светлое будущее» миллионов людей и одновременно – эпоха чудовищного трагизма, интриг власть имущих с совестью своего народа, тотального истребления наций!!! Народ только сейчас начинает понимать, какую жестокую авантюру сыграла с ним история.
Естественно, все это не может не отражаться в сознании бывших советских людей, ну а в творчестве людей искусства тем более, ведь искусство всегда было с народом и всегда стояло в авангарде событий. Но я бы не сказал, что у моего народа выражается только антиреакция к советскому периоду, здесь все значительно сложнее…

 

P.M.: Как Вы объясните свое апокалиптическое видение на окружающий мир? Это своего рода возможность избежать действительности?

С.Х.: Я не считаю, что у меня в работах апокалипсическое видение на мир. Я это называю иначе…
Мир обречен на вечную борьбу добра со злом. Действительность такова, что люди во всем мире с совершенно разным социальным устоем, теряют духовность – главное, ради чего мы приходим на эту землю и как разумная раса обязаны сохранить и передать своим потомкам. При этом, говоря известной поговоркой – «видим соринку в глазу соседа, не замечая в своем бревна…»

Во многих своих работах, я пытаюсь людям сказать – посмотрите на себя, посмотрите на свои поступки и их роковые последствия.

Не нужно быть сверх мудрецом, чтобы позволить себе рассуждать о глобальном… История человечества сама говорит за себя.

Нужно иметь вместо головы кирпич, чтобы не увидеть и не понять того, что является очевидным. Так как я живу в обществе людей и порой совершаю ошибки – считаю себя далеко не святым, порой образно называю себя некрасивым словом «ассенизатор», потому что копаюсь, перебираю, сортирую то, что вызывает отвращение у большинства людей, но они и не подозревают, что по большему счету состоят из того самого продукта жизнедеятельности… Очень надеюсь, что мои работы вызывают размышления у людей, которым в первую очередь предназначаются.

А говорить об апокалипсисе могут обреченные люди.., в их словах отсутствует надежда. А надежда, как известно умирает последней…

 

P.M.: В Румынии довольно трудно быть фотографом и художником вообще. Какова ситуация в России?

С.Х.: Я живу в соседней с Россией Украине. Формация у наших народов практически одинакова, но думаю, говорить имею право только за свою страну.
Фотографией, как источником доходов, заниматься можно было во все времена, с той только разницей, что кто-то в силу своих предпринимательских способностей, преуспевает в этом больше, кто-то меньше…

Совсем другое дело с творческими фотохудожниками, художниками… Реализовать себя в Украине человеку имеющему нестандартный взгляд в искусстве, практически невозможно. Да и художнику традиционных направлений, нужно самому заботиться о своем промоушене, организации выставок, поиске спонсоров – это очень отвлекает от главного и в результате приводит к «творческому истощению», несостоятельности в искусстве как творческой личности. А своя страна, начинает на тебя обращать внимание, только после признания имени за рубежом, но как говорится, поезд давно ушел…

Так что ситуация не утешительная, но лично меня это не расстраивает, так как такое положение было во все времена и я знал на что иду…

 

P.M.: Какими художниками Вы восхищаетесь?

С.Х.: Если речь о современных фотохудожниках, художниках – конкретных имен, боюсь назвать не смогу. Для меня больше важны талантливые работы, чем имена их авторов…
Иногда работа неизвестного начинающего художника, может заставить потерять сон…

Я смотрю много творчества на сайте deviantart, общаюсь с авторами – есть много талантливых людей во всем мире и что радует, многих из них волнуют те же что и меня темы. Значит, не будет никакого апокалипсиса, не позволим.

 

P.M.: Каким был Ваш самый большой успех до сих пор?

С.Х.: Главным успехом для себя лично, считаю те творческие успехи, к которым пришел в ходе творческого роста и рассуждений о смысле жизни. Значит, не зря прожил эти годы:)!
Для меня, каждая новая работа – очередной творческий успех, с этим и живу!

Для официальной статистики: главный успех на сегодня – победа в международном фотоконкурсе «Trierenberg Super Circuit 2005» в номинации «Digital World».

 

P.M.: Каковы будущие планы?

С.Х.: Будущих планов миллион!!!
Но главный, один – продолжать творить, во благо живущих.

Мне всегда есть что сказать!

 

P.M.: THANK YOU (Multumesc, in Romanian)!

С.Х.: Спасибо и Вам за интересное интервью!

 

INTERVIEW BY ALINA SAVIN
© PHOTO MAGAZINE (Romania). October 2005.